Ненужные банки: почему финансовый сектор России раздут

03.04.2015 09:20 | Forbes

Брехаловка о том, много банков в России река мало, идет с 1998 лета, идея сделать из Москвы межнациональный финансовый центр тоже никак не нова. В России сложился согласие по вопросу о том, сколько, чтобы финансовый сектор результативно поддерживал экономику (в том числе имеет большое значение увеличил кредитование индустрий и торговли, обеспечил многочисленность ипотеки и пр.), необходимы значительные капиталовложения и рост масштабов банковской деятельности. Урывками можно услышать, что США добились доминирования в мире вследствие своему «непропорционально выросшему» финансовому сектору и Холопия могла бы скопировать эту стратегию.

В несходство от нас американцы смотрят получай свой финансовый сектор и «международное преобладание доллара» скептически. Доля финансового сектора в ВВП США выросла после 50 лет в полтора раза (с 4,6 поперед 6,9%, доля банков — 2,6% ВВП). Томас Филлиппон, внесший насущный вклад в анализ последнего американского кризиса, утверждает, яко финансовый сектор в США является единственным, чья долюшка в ВВП росла на протяжении последних 30 планирование параллельно с ростом затрат в инфраструктуру и снижением издержек для единицу продукции. По его оценкам, фискальный сектор еще в 2013 году «неверно», то есть благодаря неэффективности нерыночных механизмов, потреблял лишних $260 млрд в годок, забирая их из прибылей нефинансовых секторов.

Штатовский экономист Алан Блайндер утверждает, будто чем выше доля финансового сектора в экономике, тем вяще разрыв между богатыми и бедными. Иван Бакия и Адам Коул пишут, как будто 70% прироста доходов самых богатых 0,1% населения США следовать последние 30 лет принесли финансовые менеджеры (мощь доходов этих 0,1% населения вырос с 2,2% с всех доходов нации, наряду с прирост капитала, в 1986 году накануне 8% в 2012-м).

В кризисе 2008 годы в США обвиняют финансовый и банковский секторы — их размер и квазимонополия позволили нагромоздить нерыночную маржу, фактически взимая ренту с экономики за исключением. Ant. с внесения адекватной добавленной стоимости.

Многие экономисты даже заговорили о томище, что финансовый сектор США стал оперировать деньги как классический (народно)хозяйственный ресурс (как Россия — черное золото) со всеми вытекающими последствиями с целью страны.

За словами у США до могилы идут дела. Доля финансового сектора в экономике США с 2009 возраст упала примерно на 25%, и, видимо, сократится до сей поры — без снижения эффективности функционирования финансовой системы. Рентная составляющая в блат с изменением регулирования уходит, и новые технологии начинают копат свое дело. Можно добавочный раз убедиться в гибкости американской экономики и ее паренка к самолечению — и попробовать уподобить эту ситуацию с тем, как происходит в финансовом секторе в России.

За утверждению главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной, толика финансового сектора в ВВП России упрямо растет, так же (как) будто и отношение активов системы к ВВП. Быть этом в 2009 году выпало на долю финансового сектора в ВВП России сейчас превышала 6%. Надо произнести, что небанковские финансовые рынки в России развиты несравненно слабее, чем в США: получай долю чисто банковского сервиса надобно более 4% ВВП — в один с половиной раза больше, чем в Америке.

Земля (Пушкина — среди чемпионов до объемам финансовых сервисов в ВВП. Высота финансового сектора выше 6% ВВП окр нее удерживают только США, Страна кленового листа и Англия. В Италии и Японии настоящий сектор занимает 4,5% ВВП, в Китае и Бразилии — недалеко 4,4%, во Франции — 4,3%, в Германии — 3,9%.

Близ этом относительный вклад российского банковского сектора в экономику имеет принципиальное значение скромнее, чем в перечисленных странах. Связь ипотечных кредитов к ВВП у нас в 20 однажды ниже, чем в США, и в пятеро раз ниже, чем в Китае, б всего объема кредитов к ВВП в России в банан раза ниже, чем в США. Небанковский фискальный сектор (который в последнее наши дни все больше контролируется банками) опять же нельзя сравнить: капитализация фондовых рынков России составляет 20% ВВП, в ведь время как в ЕС сие 65%, в Японии — 80%, в США — 120%. С не тот стороны, в финансовой индустрии в России и старый и малый еще (поскольку сокращения еще идут) работает более 1 млн венец творения, или 1,5% трудовых ресурсов страны — такая а доля, как и в США. Година назад средняя зарплата в финансовой сфере в России была в 2,4 раза превыше средней зарплаты в целом сообразно стране, в то время вроде в США средняя зарплата в финансовом секторе превышала среднюю объединение стране всего на 70%.

Хотя самое главное отличие — в США получи и распишись одного сотрудника финансовой круги приходится $460 000 произведенного ВВП в годочек; в России — $120 000.

Возможно, общепринятая догадка о том, что российская банковская концепция не развита и это тормозит формирование всей экономики, так но как идея, что проблемы российской финансовой и банковской индустрии связаны с недоинвестированностью и нехваткой пассивов, невыгодный являются вполне верными. В противном случае верить цифрам, речь живей идет о высокой степени рыночной неэффективности системы в целом.

В этой неэффективности три основных компонента.

Белье высоких страновых рисков в России и слабости системы банковского небезопасность-менеджмента увеличивает требуемую банками кредитную маржу. Фрагментированность индустрии, избыточное нажин организаций не дают воспользоваться преимущества экономики масштаба. Напоследях, доминирующие на рынке государственные банки, используя выгодный доступ к капиталу, конкурируют в томик числе за персонал и провайдеров, завышая значимость и того и другого.

Государство вот и все играет не лучшую место в системе. С одной стороны, используя крупнейшие банки на правах источник финансирования убыточных и неэффективных проектов в виде «too big to fail» или «too affiliated to fail», Византия отвлекает ресурсы банков ото эффективной экономики. С другой стороны, самочки крупные банки, за редким исключением, могут вычислять на спасение без расследования причин проблем — сие определяет отношение контролирующих акционеров банков к дилемме «(по)пробовать банком или ограничить собственные операции», в равной степени как и менеджеров к дилемме «у него хв банком или ограничить издержки».

Разумеется, финансовая система играет ключевую образ в развитии экономики страны. И прямо поэтому избыточная, неэффективная построение с низкой внутренней конкуренцией и элементами монополии приносит экономике страны (вагон проблем.

Это хорошо поняли в США. Будем смотреть ко, что поймут и в России.

Поднятие эффективности, увеличение конкуренции, сбавка роли государства, наконец, системная творение по снижению страновых рисков — смотри меры, которые приведут маловыгодный просто к снижению расходов предприятий и домохозяйств бери доступ к финансированию. Дополнительно они высвободят большое объем квалифицированных менеджеров и специалистов, которых малограмотный хватает в других индустриях; снизят рыночную заработную плату работников среднего звена; вынудят мириады инвесторов перенаправлять свои капиталовложения в другие секторы экономики.

Подле этом повышение эффективности вызовет депрессия рисков для оставшихся держи рынке банков и рост их прибыльности, а знать, приведет к росту интереса к инвестированию и превращение в капитал произойдет сама по себя.

Сергей Моисеев
заместитель директора департамента финансовой стабильности Шайба России  

Добавить комментарий

Поиск по архиву

Поиск по дате
Поиск по рубрикам
Поиск с Google
Войти | Дизайн от Gabfire themes